Залог доли в уставном капитале ООО

назад

Для кредитора залог доли в уставном капитале общества с ограничен-ной ответственностью может казаться достаточно привлекательным спосо-бом обеспечения исполнения обязательств должника. Процедура залога доли в уставе проще и быстрее, если сравнивать ее с залогом, например, недвижи-мости. Однако у данного института много особенностей, связанных с самим объектом залога.

В юридической литературе не утихают споры относительно правовой природы доли. Актуальность данной темы поддерживается на достаточно высоком уровне «благодаря» неоднородной судебной практике по спорам о сделках с долями в уставных капиталах ООО. Это значительный повод еще раз акцентировать внимание на преимуществах залога доли и рисках, с ним связанных.

Для начала обратимся к общему понятию залога и процедурным моментам заключения договора залога доли согласно действующему законодательству. В соответствии с ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обяза-тельству (залогодержатель) в случае неисполнения должником этого обязательст-ва имеет перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), преимущественное право получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества.

Залог доли в уставном капитале ООО может возникнуть исключительно в силу договора, который согласно недавним изменениям, внесенным в Федераль-ный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», подлежит нотари-альному удостоверению. Залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо.
На основании п. 1 ст. 336 ГК РФ предметом залога может быть любое иму-щество (кроме исключений, установленных законом). Залог долей в уставном ка-питале ООО осуществляется по правилам ст. 22 Закона об ООО.

В случае если залогодатель и залогодержатель — участники одного общест-ва, для заключения договора о залоге доли достаточно волеизъявления сторон. Но, если кредитор не является участником того же, что и должник, общества, на-мерение должника заложить долю в уставном капитале должно быть одобрено решением общего собрания участников. По общему правилу решение общего со-брания участников общества по данному вопросу принимается большинством го-лосов всех участников, за исключением голоса участника, намеренного передать свою долю в залог. Необходимость большего числа голосов участников для при-нятия такого решения может быть предусмотрена уставом, на что необходимо об-ратить внимание кредитору, принимающему залог доли в качестве обеспечения исполнения обязательства должника. Между тем залог доли третьим лицам (то есть не участникам) может быть вообще запрещен уставом, поэтому кредитору следует удостовериться не только в наличии положительного решения общего со-брания относительно залога, но и в том, что залог доли третьим лицам допускает-ся уставом общества.

Хотелось бы еще раз акцентировать внимание на том, что право участников одного общества заключить договор залога доли в уставном капитале этого обще-ства не может быть ограничено уставом и не должно быть подтверждено решени-ем общего собрания участников общества. Несмотря на то что в настоящее время в юридической литературе можно найти противоположное мнение, оно не подда-ется объяснению с точки зрения норм закона.

В силу отсутствия системы регистрации залога долей до внесения последних изменений в Закон об ООО у покупателя доли в уставном капитале общества всегда существовал риск приобретения доли, обремененной залогом. Сегодня та-кой риск существенно снижен. Информация об обременении доли теперь содер-жится в ЕГРЮЛ. Причем с момента нотариального удостоверения договора залога доли до внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ теоретически может пройти от 2 до 15 и более дней.
В обязанности нотариуса, удостоверившего сделку залога, входит передача соответствующего заявления в регистрирующий орган. В заявлении, подписанном залогодателем, указывается вид обременения доли (залог), а также срок, в течение которого доля будет находиться в залоге (или порядок определения такого срока). (Разумеется, в случае, если общество создано на определенный срок, действие до-говора залога не может его превышать.) На основании данного заявления регист-рирующий орган вносит изменения в ЕГРЮЛ, таким образом информация о залоге доли становится доступна третьим лицам.

Основные тонкости
Итак, договор залога доли заключен, изменения внесены в ЕГРЮЛ. Однако в течение действия договора залога залогодержатель, чей интерес сводится к же-ланию надежности предоставленного обеспечения исполнения обязательства, мо-жет столкнуться с рядом неожиданных моментов, связанных со специфической правовой природой предмета залога.
Часть таких моментов обусловлена содержанием понятия «распоряжение предметом залога». Его раскрывает ст. 346 ГК РФ, где сказано, что, если иное не предусмотрено договором о залоге, залогодатель вправе отчуждать предмет зало-га или иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя. Что же означает «распоряжение предметом залога» применительно к доле?
Ответ на данный вопрос перекликается с ответом на вопрос о правовой природе доли как объекта гражданских прав. Несмотря на давно сложившуюся практику признания права собственности на долю и возможность ее виндикации, все же следует признать, что материальность доли весьма условна. Права участ-ников общества ограничены правами получения прибыли от деятельности обще-ства и набором полномочий в сфере управления обществом. Никакого вещного права у них нет.
Стоит отметить, что на практике подавляющее большинство участников ООО считают себя долевыми собственниками имущества общества. Безусловно, это не так. Несмотря на значительную схожесть правил, установленных для доле-вой собственности и оборота долей в ООО, кредитору, принимающему долю в ка-честве обеспечения исполнения обязательства от должника, необходимо четко понимать: право на долю и право на имущество общества — разные явления.

Право на выход
Итак, вернемся к вопросу о распоряжении предметом залога. Запрет на от-чуждение доли третьим лицам без согласия залогодержателя не вызывает сомне-ния. Однако можно ли ограничивать понимание распоряжения долей лишь воз-можностью ее отчуждения третьим лицам, если рассматривать долю как некий комплекс имущественных и неимущественных прав?
Начнем с права участника на выход. Данное право согласно последним из-менениям, внесенным в Закон об ООО, может быть предусмотрено уставом обще-ства. Следует ли считать выход участника из общества распоряжением долей? Фактически так оно и есть, хотя формально выход — это действие, направленное на утрату статуса участника, а не на прекращение прав на долю. Бесспорно, одно неразрывно связанно с другим и грань в понимании различной природы этих дей-ствий достаточно тонкая. Между тем несанкционированный залогодержателем выход залогодателя из общества может значительно нарушить интересы первого, вопреки правилу следования залога за вещью, которое действует и применительно к доли.

Как известно, выход участника из общества порождает обязанность общест-ва выплатить первому действительную стоимость его доли. Таким образом, не-смотря на формальную неизменность предмета залога, его стоимость после расче-тов общества с бывшим участником может значительно снизиться. Даже запрет права несанкционированного залогодержателем выхода залогодателя из общества в договоре залога не будет основанием признания выхода участника недействи-тельным. Кроме того, не стоит забывать, что в период действия залога из общества могут выйти другие участники — последствия для залогодержателя будут ана-логичны рассмотренной ситуации.
Учитывая существующую позицию, согласно которой единственным право-вым следствием выхода залогодателя из общества со стороны залогодержателя может быть предъявление досрочного требования исполнения обязательства к должнику, риски залогодержателя доли будут сведены к минимуму лишь при от-сутствии закрепленного уставом права на выход участников, а также если участ-ником общества является одно лицо. В последнем случае, как установлено Зако-ном об ООО, право на выход вообще не может быть реализовано.

Замена мест
Отметим, что к доле как к предмету залога неприменимы нормы о возмож-ности передачи предмета залога залогодержателю. Обратное означало бы сущест-вование возможности заменить на время одного участника ООО другим. Здесь, конечно, можно было бы возразить, ведь участники общества при залоге третьим лицам дают согласие на данную сделку, таким образом допуская подобную заме-ну.

Необоснованность данного возражения особенно очевидна, если рассмот-реть ситуацию, когда доля передается в залог частями по нескольким обязатель-ствам. В подобном случае может сложиться ситуация, когда вместо одного участ-ника общества возникнет несколько. (Теоретически их количество ограничено только процентом доли участника-залогодателя. Например, на месте одного уча-стника, обладающего 50% доли, может оказаться 50 участников-залогодержателей, обладающих 1%.) Таким образом, участником общества при залоге доли неизменно остается залогодатель.
Очевидно, что не только отчуждение доли без согласия залогодержателя может повлиять на права последнего. Залогодатель, как участник общества, может участвовать в управлении деятельностью общества посредством голосования на общих собраниях участников ООО. Если принятие решений по таким вопросам, как, например, смена генерального директора, может повлиять на стоимость доли лишь косвенно, то голосование по вопросам одобрения крупных сделок способно негативно отразиться на стоимости предмета залога.

Обратимся к Закону «О залоге», положения которого, как известно, приме-няются в части, не противоречащей ГК РФ. Согласно ст. 56 залогодатель обязан не совершать действий, влекущих уменьшения стоимости заложенного права.

Данную норму можно рассматривать как прямой запрет на согласие в со-вершении крупных сделок (либо сделок, к которым согласно положениям устава общества применяются положения о крупных сделках) обществом, которые по-тенциально могут повлечь уменьшение активов последнего. Без сомнения, веро-ятность уменьшения активов — сомнительный критерий. Кроме того, возмож-ность признания недействительной крупной сделки, заключенной на основании решения общего собрания, где участник-залогодатель голосовал «за», под боль-шим вопросом. А если учесть, что в большинстве случаев залогодержатель может вообще не знать о подобных принятых обществом решениях, он легко может ока-заться в ситуации, когда переданная ему в залог доля фактически потеряет обес-печительную функцию в силу снижения ее стоимости.

Масштабное развитие сегодня получила практика включения в договор за-лога доли условий о получении залогодателем обязательного согласия залогодер-жателя на голосование по определенным вопросам определенным образом. Как правило, перечень таких условий включает в себя вопросы об избрании генераль-ного директора, увеличении и уменьшении уставного капитала, одобрение круп-ных сделок, вопросы о даче согласия общества на отчуждение долей участников третьим лицам и др. К сожалению, подобные меры не гарантируют залогодержа-телю соблюдения его интересов, поскольку прогнозировать вероятность оспари-вания сделок, заключенных без учета подобных положений договора о залоге, не представляется возможным.

Помимо банальной продажи активов (одобрения крупных сделок), общее собрание вправе принять решение о реорганизации, ликвидации общества, участ-ник-залогодатель в период действия договора залога может быть исключен из общества и т. д. Все возможные негативные для залогодержателя последствия со-бытий, которые могут произойти в обществе в период действия договора залога доли, невозможно предвидеть. Перечень прав и обязанностей ООО как участника гражданского оборота претерпевает постоянные изменения, которые с одинаковой долей вероятности могут отрицательно и положительно сказаться на стоимости его активов и соответственно доли. Учитывая все вышесказанное, на сегодняшний день институт залога доли в уставном капитале ООО содержит больше вопросов, нежели ответов, вследствие чего он представляется малопривлекательным и рискованным для кредиторов.

24 Марта 2010
"