Только Верховный Суд подтвердил, что на снесенное здание налог взиматься не может

назад

ОАО «Прачечная “Очаково”» являлось собственником административного здания. 15 апреля 2015 г. его снесли и списали с бухгалтерского учета, но запись в ЕГРН о прекращении права собственности и ликвидации объекта была внесена лишь 24 сентября 2015 г.

В апреле 2017 г. по результатам камеральной проверки налоговой инспекцией было вынесено решение о доначислении обществу налога на имущество организаций (конкретно на снесенное здание) в сумме более 3 млн руб. Компания оспорила это решение в ФНС, которая отказалась отменить решение, пояснив, что, несмотря на ликвидацию объекта недвижимости, налог на имущество подлежал исчислению до момента исключения сведений о здании из государственного реестра.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением, в котором просило признать недействительным решение ФНС об отказе в привлечении компании к ответственности. Первая инстанция отказала в удовлетворении требований. Суд указал, что в соответствии с Постановлением Правительства Москвы от 28 ноября 2014 г. № 700-ПП рассматриваемое здание включено в перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база на 2015 г. определяется как их кадастровая стоимость. В отношении таких объектов установлен специальной порядок определения налоговой базы, отличный от правил бухгалтерского учета. В целях применения положений ст. 378.2 и 382 НК РФ датой прекращения прав собственности у общества на снесенный объект недвижимого имущества признается дата снятия с государственного кадастрового учета такого объекта.

Дополнительно суд сослался на установленный в п. 5 ст. 382 НК РФ порядок исчисления налога, согласно которому при прекращении у налогоплательщика в течение налогового (отчетного) периода права собственности на объекты недвижимого имущества, указанные в ст. 378.2 НК, исчисление суммы налога осуществляется соотношением месяцев, когда имущество было в собственности налогоплательщика, к количеству месяцев в налоговом (отчетном) периоде. Апелляция и кассация поддержали выводы суда первой инстанции.

Общество обратилось в Верховный Суд, который, рассмотрев дело № А40-154449/2017, вынес Определение № 305-КГ18-9064, удовлетворив жалобу.

Как указала Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, ст. 374 НК РФ предусмотрено, что объектом налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.

Положения ст. 378.2 (кроме подп. 4 п. 1) и 382 НК, предусматривающие особенности обложения налогом недвижимости, в отношении которой налоговая база определяется как ее кадастровая стоимость, не устанавливают иных признаков объекта налогообложения по сравнению с тем, как они определены в ст. 374 НК.

«Следовательно, законодательство о налогах и сборах связывает обязанность по исчислению и уплате налога на имущество организаций с наличием у налогоплательщика реально существующих объектов недвижимости, способных приносить экономические выгоды его владельцу и потому признаваемых частью активов налогоплательщика – объектами основных средств», – указано в определении.

Коллегия подчеркнула, что уплата налога со стоимости недвижимости выступает в этом случае одной из составляющих бремени содержания имущества, которое лежит на собственнике: «Само по себе наличие в государственном кадастровом учете сведений об объекте недвижимости и его принадлежности налогоплательщику не может служить основанием для взимания налога при отсутствии облагаемого имущества в действительности».

ВС отметил, что суды не приняли во внимание, что право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи. Он указал, что на основании п. 1 ст. 235 ГК РФ и с учетом разъяснений, данных в п. 38 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 № 25, в случае сноса объекта недвижимости право собственности на него прекращается по факту уничтожения (утраты физических свойств) имущества.

Комментируя определение, руководитель судебной практики компании PARADIGMA Андрей Торянников указал, что вопрос исчисления налога на имущество в отношении снесенной недвижимости неоднократно разъяснялся Министерством финансов РФ и до последнего времени не вызывал проблем в применении у налоговых органов. В качестве примера эксперт привел Письмо ФНС от 8 июля 2016 г. № БС-4-11/12327@, в котором со ссылкой на нормы Гражданского и Налогового кодексов обосновывается порядок исчисления налога на имущество.

«При этом, называя основания прекращения права собственности (отказ собственника от права собственности, гибель или уничтожение имущества и утрата права собственности в иных случаях), налоговые органы указывали, что при исчислении налога на имущество организаций в случае сноса объекта недвижимого имущества оно производится до даты регистрации прекращения права собственности на объекты недвижимого имущества. Имеющаяся судебная практика на уровне апелляционной инстанции арбитражных судов, в том числе в Московском арбитражном округе, свидетельствует о том, что позиция налогоплательщика практически не принималась во внимание. Все судебные акты вынесены как “под копирку” и содержат одинаковое обоснование», – отметил эксперт.

Андрей Торянников считает, что определение Верховного Суда можно назвать революционным, поскольку он поддержал налогоплательщика и подчеркнул очевидное: что право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи. «Поскольку права и обязанности неразрывно связаны между собой, требование уплаты налога на имущество в период, когда объект налогообложения уже не существовал, является неправомерным», – пояснил эксперт.

По мнению старшего юриста юридической компании Tenzor Consulting Group Романа Шабанова, определение ВС представляется положительным прецедентом для налогоплательщиков. Он отметил, что Суд руководствовался здравым смыслом, не применяя формальный подход к разрешению спора. «В данном деле Суд определил, что наличие сведений о кадастровом учете здания в ЕГРН, свидетельствующих о его принадлежности налогоплательщику, само по себе не может служить основанием для взимания налога при отсутствии облагаемого налогом объекта», – указал Роман Шабанов.

Юрист отметил, что действующие положения гл. 30 НК РФ, в частности ст. 374, связывают возникновение обязанности по уплате налога на имущество организаций с моментом постановки его на баланс в качестве основного средства, следовательно, прекращение такой обязанности связывается с моментом снятия такого имущества с баланса организации.

«Вместе с тем данный подход является формальным и не учитывает тот факт, что право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи. Именно этот вывод является центральным в анализируемым определении», – пояснил Роман Шабанов. Он добавил, что в то же время указанная норма признает объектом налогообложения недвижимое имущество, в связи с чем необходимо обратиться к его физическим свойствам и понять когда они утрачены, что и сделал Суд.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/tolko-verkhovnyy-sud-podtverdil-chto-na-snesennoe-zdanie-nalog-vzim...

28 Сентября 2018