Отказ от обязательства в предпринимательских отношениях

назад

Односторонний отказ возможен

Не секрет, что 1 июня 2015 г. вступили в силу масштабные изменения ч. 1 ГК РФ, которые расширили основания для возникновения обязательств и повлияли на порядок их обеспечения и исполнения. Нововведения также затронули нормы об отказе от исполнения договора или от осуществления прав по нему. Мы остановимся на новелле ст. 310 ГК РФ о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и ее соотношении с отказом от осуществления гражданских прав (п. 2 ст. 9 ГК РФ), отрицательным обязательством (п. 1 ст. 307) и недействительностью отказа от права на обращение в суд (п. 2 ст. 3 ГПК РФ, п. 3 ст. 4 АПК РФ).

Старая редакция интересующей нас нормы не допускала односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. Исключения составляли случаи, предусмотренные законом или договором, если иное не вытекало из закона или существа обязательства. Из данной нормы следовало, что подзаконные акты не могли закреплять правила о возможности одностороннего отказа от исполнения обязательства. Однако такие акты существовали (п. 53 Постановления Правительства РФ от 04.05.2012 № 442). Суды в подобных ситуациях, как правило, признавали условия договоров об одностороннем отказе, основанные на положениях подзаконных актов, неправомерными и не соответствующими норме ст. 310 ГК РФ (Постановление АС Поволжского округа от 16.10.2014 по делу № А55-26428/2013).

Действующая редакция п. 2 ст. 310 ГК РФ допускает односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, в случаях, установленных не только законом и договором, но и ГК РФ, а также иными правовыми актами. Вводя такое положение, судя по всему, законодатель преследовал две цели:

  • обеспечить защиту интересов более слабой стороны в обязательстве, связанном с осуществлением предпринимательской деятельности, и исключить злоупотребление правом;
  • привести законы и подзаконные акты в соответствие друг с другом.

Кроме того, теперь «предусмотренное настоящим Кодексом, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства» (п. 3 ст. 310 ГК РФ).

 

Взаимосвязь с отказом от гражданских прав

Чтобы разобраться в том, каким же образом односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с предпринимательской деятельностью, соотносится с отказом от осуществления гражданских прав, обратимся к п. 2 ст. 9 ГК РФ. Согласно этой норме «отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом».

В качестве примеров, составляющих исключение из общего правила, можно привести:

  • отказ от права собственности (ст. 236 ГК РФ);
  • прощение долга (ст. 415 ГК РФ);
  • отказ от наследства (ст. 1157 ГК РФ);
  • отказ от получения завещательного отказа (ст. 1160 ГК РФ).

Отказ от осуществления прав по своей сути представляет собой отказ от реализации, использования в целом субъективных гражданских прав, независимо от того, какую природу они имеют (обязательственные, вещные или иные). Такой отказ не лишает обладателя самого права, кроме случаев, указанных в законе.

Норма же п. 2 ст. 310 ГК РФ регулирует отношения об одностороннем отказе в обязательственных правоотношениях и не распространяется на какие-либо другие, в т. ч. касающиеся вещного права. При этом односторонний отказ от исполнения обязательства в предпринимательских отношениях влечет прекращение как прав, так и обязанностей по обязательству.

Следует отметить, что рассматриваемая норма носит диспозитивный характер, т. е. стороны могут предусмотреть в соглашении возможность его реализации. Правило, закрепленное в п. 2 ст. 9 ГК РФ, носит императивный характер и стороны не вправе его изменить. Между тем участники гражданских правоотношений иногда пытаются достигнуть договоренности о запрете исполнения отдельных прав (о невозможности обращения в суд за взысканием неустойки, штрафов, пени и др.). Нередко стороны устанавливают подобные запреты и в отношении императивных норм о возможности одностороннего отказа от исполнения обязательства, не содержащих явного запрета на достижение сторонами иных договоренностей:

  • для комитента оговаривается невозможность воспользоваться правом на односторонний отказ от исполнения договора комиссии (ст. 1003 ГК РФ);
  • для стороны договора аренды, заключенного на неопределенный срок, прописывают невозможность в любое время отказаться от договора (п. 2 ст. 610 ГК РФ);
  • для заказчика ограничиваются права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (ст. 782 ГК РФ).

Суды указывают, что такое ограничение права на односторонний отказ от исполнения обязательства, закрепленного императивной нормой, недопустимо (постановления ФАС Московского округа от 14.03.2014 № Ф05-1921/2014 по делу № А41-58441/12, от 06.05.2014 № Ф05-3612/14 по делу № А40-93268/13-131-878).

Кроме того, в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 дано пояснение, что «при отсутствии в норме, регулирующей права и обязанности по договору, явно выраженного запрета установить иное, она является императивной, если исходя из целей законодательного регулирования это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов <…>, недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон либо императивность нормы вытекает из существа законодательного регулирования данного вида договора. В таком случае <…> исключение соглашением сторон ее применения или установление условия, отличного от предусмотренного в ней, недопустимо либо в целом, либо в той части, в которой она направлена на защиту названных интересов».

 

Корреляция с отказом от обращения в суд

Отказ от права на обращение в суд недействителен, сказано в п. 2 ст. 3 ГПК РФ и п. 3 ст. 4 АПК РФ. Данная норма тесно связана с п. 2 ст. 9 ГК РФ об отказе от осуществления гражданских прав, поскольку представляет собой трансформацию права на судебную защиту. В отличие от отказа от осуществления гражданских прав и одностороннего отказа от исполнения обязательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, регулируемых нормами материального права, отказ от права на обращение в суд относится к категории процессуальных прав. При этом названные нормы ГПК РФ и АПК РФ не предполагают исключений из общего правила, которые [a1] регулируют отказ от обязательства в предпринимательских отношениях.

Как и при отказе от осуществления прав (кроме, вновь оговоримся, исключительных случаев), отказ от права на обращение в суд не влечет его прекращение у обладателя. Не имеет значения, совершается ли отказ от права на обращение в суд, возникшего в связи с нарушением обязательственного правоотношения, или иного права. В любом случае данное право сохраняется. При реализации же права на односторонний отказ от обязательства права и обязанности лиц, участвующих в обязательстве, прекращаются.

Также стоит отметить, что норма о недействительности отказа от права на обращение в суд, как и норма об отказе от осуществления прав, носит императивный характер. Норма же о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства, содержащаяся в п. 2 ст. 310 ГК РФ, носит диспозитивный характер, т. е. может быть изменена соглашением участников гражданского оборота.

 

Отрицательное обязательство

В соответствии с п. 1 ст. 307 ГК РФ под отрицательным обязательством понимается обязательство, по которому одно лицо (должник) обязано воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Фактически в отрицательном обязательстве воля должника направлена на реализацию своих гражданских прав путем временного ограничения их осуществления. В качестве основания возникновения «отрицательного обязательства» ГК РФ закрепляет следующие нормы:

  • ст. 1007 ГК РФ, предполагающую возможность установления ограничений прав принципала и агента агентским договором в части заключения аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздержания от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора, а также в части заключения с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с указанной в договоре;
  • ст. 1033 ГК РФ, регулирующую правила введения ограничения прав по договору коммерческой концессии, выражающиеся в возможности достижения сторонами в договоре соглашения:

– об обязательстве правообладателя не предоставлять другим лицам аналогичные комплексы исключительных прав для их использования на закрепленной за пользователем территории либо воздерживаться от собственной аналогичной деятельности на этой территории;

– обязательстве пользователя не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора коммерческой концессии в отношении предпринимательской деятельности, осуществляемой пользователем с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав;

– отказе пользователя от получения по договорам коммерческой концессии аналогичных прав у конкурентов правообладателя.

Следовательно, отрицательное обязательство выражается именно в обязанности должника не совершать определенных действий, а не в наличии у него права на такие действия. Однако анализ п. 2 ст. 310 ГК РФ позволяет сделать вывод, что данный инструмент предоставляет любой стороне обязательства (как кредитору, так и должнику) права, а не обязанности отказаться от исполнения обязательства в одностороннем порядке.

Помимо этого, односторонний отказ от исполнения обязательства в предпринимательских отношениях – это лишь отдельная составляющая одной из стадий обязательства в целом – стадии исполнения. А значит, он фактически может дополнять отрицательное обязательство и служить мерой защиты в нем прав должника, исполняющего надлежащим образом обязанность по воздержанию от определенных действий, в случае нарушения кредитором своих обязательств.

Хотелось бы обратить внимание, что отрицательное обязательство, как правило, влечет установление временных, а не постоянных ограничений отдельных прав участника правоотношения. Односторонний же отказ от исполнения обязательства в предпринимательских отношениях приводит не к ограничению, а к прекращению прав и обязанностей по обязательству в целом.


Источник: http://www.clj.ru/ 

9 Ноября 2015
"