Исполняющий обязанности единоличного исполнительного органа: вопросы передачи полномочий

назад

Вопрос действительности сделок очень обширен. Он подробно освещен в современной научной литературе. Из общей теории гражданского права известны четыре общих условия действительности сделок: законность сделки,  надлежащая правосубъектность сторон сделки соответствие воли и волеизъявления сторон, соблюдение формы сделки.

Наибольший интерес, на наш взгляд, вызывает тема надлежащей правосубъектности сторон сделки. Правосубъектность подразумевает наличие у сторон надлежащей правоспособности, дееспособности и деликтоспособности, то есть возможности иметь права и обязанности, а также приобретать, исполнять их своими действиями и способность нести ответственность за них.

Тут следует обратить внимание на вопрос наличия у представителя другой стороны полномочий на совершение сделки, а в особенности на наличие полномочий у лица, исполняющего обязанность единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью или акционерного общества. Это узкий и мало освещенный вопрос, который, однако, часто возникает в практике хозяйственных обществ. Сложность данного аспекта деятельности обществ состоит в том, что он никак не регулируется в законодательстве о хозяйственных обществах. Поэтому юристы часто опираются на собственные выводы, основанные на общем смысле законодательства и своем внутреннем убеждении. И, к сожалению, практика показывает, что данные выводы зачастую ошибочны. Единого мнения по данному поводу нет также и в судебной практике, которая достаточно противоречива, что будет рассмотрено ниже.

Способы передачи полномочий

  • Обычный пример деятельности хозяйственного общества – передача полномочий директором другому лицу, исполняющему его обязанности, на время отпуска.

    Действующее законодательство (как гражданское, так и трудовое) не содержит нормы о том, каким образом директору надлежит передать свои полномочия. Ответ на этот вопрос должен регулироваться, с одной стороны, нормами гражданского законодательства, так как руководитель организации является единоличным исполнительным органом юридического лица. С другой стороны, руководитель является работником данной организации, и, следовательно, его деятельность должна быть урегулирована и трудовым законодательством.

    Порядок передачи полномочий директора исполняющему обязанности должен быть освещен общим собранием акционеров (участников) в Уставе общества. Но зачастую Устав не предусматривает должности исполняющего обязанности. Пункты 3.3. и 3.4 ст. 40 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» устанавливают, что единоличный исполнительный орган издает приказы о назначении на должности работников общества и осуществляет иные полномочия, не отнесенные ФЗ или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества, совета директоров и коллегиального исполнительного органа (аналогичные функции относит к компетенции единоличного исполнительного органа и ФЗ «Об акционерных обществах» - ст. 69).

    Согласно ст. 20 Трудового Кодекса РФ работник – это физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем.
    Согласно ст. 15 Трудового Кодекса РФ трудовые отношения – это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по определенной специальности или должности). Таким образом, физическое лицо, назначенное на должность исполняющего обязанности вступает в трудовые отношения с работодателем и, следовательно, является работником.
    Согласно ст. 19 Трудового Кодекса РФ трудовые отношения возникают на основании трудового договора в результате назначения на должность или утверждения в должности.

    Тогда необходимо подробнее остановиться на вопросе, кто в данных трудовых отношениях будет являться работодателем по отношению к работнику, назначенному на должность исполняющего обязанности, то есть кто должен работника назначать на должность исполняющего обязанности. Статья 20 Трудового Кодекса РФ устанавливает, что работодателем является физическое либо юридическое лицо (организация, вступившее в трудовые отношения с работником). Права и обязанности работодателя в трудовых отношениях осуществляются физическим лицом, являющимся работодателем; органами управления юридического лица (организации) или уполномоченными ими лицами.

    В данном случае речь идет о работодателе как юридическом лице (организации). Из приведенной статьи следует, что общее собрание акционеров (участников) по отношению к единоличному исполнительному органу выступает в качестве работодателя. Высший исполнительный орган (общее собрание) вступает в трудовые отношения с физическим лицом - работником, назначаемым на должность генерального директора. А генеральный директор, являясь единоличным исполнительным органом общества, выступает по отношению к остальным работникам в качестве работодателя. То есть единоличный исполнительный орган вступает в трудовые отношения с физическим лицом – работником, назначаемым на должность исполняющего обязанности генерального директора.

    Статья 275 Трудового Кодекса РФ устанавливает, что трудовой договор заключается с руководителем организации, а если это установлено уставом общества, то договору предшествует назначение на должность. Причем руководителем организации, согласно ст. 273 Трудового Кодекса РФ, является физическое лицо, которое осуществляет руководство организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа. То есть единоличный исполнительный орган назначает сотрудника на должность и заключает с ним в последствии трудовой договор, если иной порядок не установлен уставом общества.

    Таким образом, исходя из указанных посылок, в случае если порядок передачи полномочий директора не прописан в уставе общества, директор самостоятельно назначает исполняющего обязанности на должность своим приказом.

    Однако данный вывод представляется спорным. В Постановлении ФАС МО от 11.07.01 г. № КГ-А40/3573-01 суд посчитал необходимым исследовать устав стороны, хотя полномочия исполняющего обязанности были подтверждены как приказом, так и нотариально заверенной доверенностью. Суд посчитал, что законный порядок возложения обязанностей генерального директора может вытекать только из устава общества. Однако же в Постановлении Президиума ВАС от 24.03.98 г. № 6813/97 суд пришел к выводу, что в ситуации, когда в уставе не содержится условий о возможности передачи полномочий директора исполняющему обязанности, его назначение не противоречит ни уставу, ни закону.
  •  Еще одна возможность передачи полномочий – доверенность. Согласно п. 3.2 ст. 40 ФЗ «Об ООО» единоличный исполнительный орган выдает доверенности на право представительства от имени общества. Суд признает нотариально заверенную доверенность в качестве надлежащей передачи полномочий директора исполняющему обязанности. В Постановлении Президиума ВАС от 27.04.02 г. №12350/01 суд приходит к выводу, что доказательствами, подтверждающими полномочия исполняющего обязанности генерального директора, может быть как приказ о назначении, так и доверенность.

    Но и здесь есть подводные камни. Поскольку практика достаточно неоднозначна, нельзя дать утвердительного ответа, возможна ли передача всего объема полномочий единоличного исполнительного органа лицу, исполняющему его обязанности. Пункт 3.2 ст. 40 ФЗ «Об ООО», который рассматривался выше, говорит о доверенностях на право представительства от имени общества. Данный пункт может быть воспринят судом в том аспекте, что единоличный исполнительный орган не мог доверенностью передать весь объем своих полномочий, а мог лишь уполномочить таким образом третье лицо на совершение определенного действия в интересах общества.
  •  Один из способов передачи полномочий – назначение исполняющего обязанности общим собранием участников (акционеров). Пункт 1 ст. 40 ФЗ «Об ООО» (п. 3 ст. 69 ФЗ «Об АО») устанавливает, что единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества (акционеров). Таким образом, передача полномочий единоличного исполнительного органа исполняющему обязанности решением или протоколом общего собрания участников (акционеров) общества является неоспоримым.

Является сомнительным вывод, сделанный Замятиным А.И. в своей статье «Правомерность назначения исполняющего обязанности руководителя хозяйственного общества» (Вопросы правоприменения. Судебно-арбитражная практика Московского региона. 2001 год № 2-3 март-июнь). В этой статье автор считает, что «назначение «исполняющего обязанности» руководителя хозяйственного общества способом иным, нежели выдача гражданско-правовой доверенности, является неправомерным и действие такого лица не должно порождать для общества правовых последствий». Данный вывод не согласуется с судебной практикой и может быть оспорен также с точки зрения законодательства. Нами приведены примеры из судебной практики, которые показывают, что суд посчитал приказ директора, которым был назначен исполняющий обязанности, подтверждением полномочий последнего. В другом решении, приведенном выше, суд установил, что назначение директором исполняющего обязанности не противоречит ни уставу, ни закону.

Спорность же самого вопроса заключается в том, что разграничение полномочий между директором и обществом по поводу назначения исполняющего обязанности не урегулировано действующим законодательством. Возникает коллизия: с одной стороны, директор должен назначать исполняющего его обязанности, так как согласно ст. 40 ФЗ «Об ООО» и ст. 69 ФЗ «Об АО» он назначает на должности работников, выдает доверенности на действие от имени общества. Исполняющий обязанности единоличного исполнительного органа безусловно является и работником и действует в интересах общества. То есть его назначение полностью подпадает под компетенцию директора. С другой стороны, исполняющий обязанности директора на время исполнения им переданных обязанностей является единоличным исполнительным органом, поскольку обладает всей полнотой полномочий. А если исполняющего обязанности рассматривать в качестве единоличного исполнительного органа, то его назначение относиться к исключительной компетенции общего собрания участников (акционеров), так как общее собрание участников (акционеров) образует исполнительный орган, досрочно прекращает его полномочия, передает полномочия управляющему (ст. 48, ст. 69 ФЗ «Об АО», ст. 33, ст. 40, ст. 42 ФЗ «Об ООО»). В принципе наиболее правильным является ориентация на общее собрание, так как оно является высшим органом общества (п. 1. ст. 32 ФЗ «Об ООО», п. 1 ст. 47 ФЗ «Об АО») и исполнительные органы им подотчетны (п. 4 ст. 32 ФЗ «Об ООО», п. 1 ст. 69 ФЗ «Об АО»). Здесь действует принцип остаточности полномочий, то есть все, что не отнесено к компетенции общего собрания, относится к компетенции исполнительного органа (п. 2 ст. 69 ФЗ «Об АО», п. 2.4 ст. ФЗ «Об ООО»).

Нужно также учитывать такой способ защиты договора, заключенного исполняющим обязанности, как его последующее одобрение обществом. Если исполняющий обязанности совершил сделку и суд признал его лицом, неуполномоченным на ее совершение, но эта сделка впоследствии была одобрена представляемым (участниками общества), то данная сделка не может быть признана недействительной на основании отсутствия полномочия на ее совершение у исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа. В Постановлении ФАС МО от 21.12.00 г. № КГ-А40/5779-00 суд установил, что договор подписан исполняющим обязанности директора, не имеющим полномочий на совершение данной сделки, но поскольку договор был продлен, работы по нему частично оплачены, суд оценил эти действия как последующее одобрение сделки представляемым и не нашел оснований для признания договора недействительным.

Таким образом, полномочия единоличного исполнительного органа исполняющему обязанности могут передаваться приказом единоличного исполнительного органа. Но, хотя в большинстве своем приказ или распоряжение директора признается надлежащей передачей своих полномочий, этот способ все равно дает лишнее основание для оспаривания заключенной сделки и признания ее недействительной. А вот доверенность исполняющему обязанности на совершение конкретной сделки является надлежащей передачей полномочий. Но факт действительности сделки исполняющим обязанности на основании доверенности, по которой ему передан весь объем полномочий единоличного исполнительного органа, является в достаточной мере спорным.

Наиболее правильным являются, на наш взгляд, следующие способы передачи полномочий:

  • Назначение исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа общим собранием участников (акционеров) путем вынесения решения о назначении или составления протокола.
  • Включение в устав общества должности исполняющего обязанности, причем лучше четко указать в уставе случаи, когда к исполняющему обязанности переходят полномочия единоличного исполнительного органа (болезнь, отпуск и т.п.) и отнести вопрос о назначении исполняющего обязанности к полномочиям единоличного исполнительного органа.

Отсутствие института «исполняющего обязанности» в законодательстве и разрозненная судебная практика образуют пробел в законодательстве, что создает порой значительные трудности в договорных отношениях. Это, в свою очередь, дает много возможностей для уклонения недобросовестных оппонентов от исполнения своих обязательств, хотя этот вопрос заслуживает более подробного исследования.

9 Февраля 2008
"