Банкротство с выгодой

назад

В  условиях кризиса  большинство кредитных организаций столкнулись с проблемой невозврата финансовых средств.  Очевидно, что не все партнеры по бизнесу оказались готовы следовать своим долговым обязательствам. Заложниками ситуации  стали  предприятия-банкроты и структуры находящиеся в предбанкротном состоянии. С другой стороны ряд компаний специально симулируют банкротство, чтобы не отвечать по долгам. В любом случае кредиторам приходится минимизировать финансовые потери, а для этого необходимо ясно представлять процедуру банкротства с учетом последних новшеств в законодательстве. Для защиты интересов кредиторов в 2009 году законодательство подверглось целому ряду изменений .

Ответственность третьих лиц по обязательствам должника

Норма о привлечении  к субсидиарной ответственности должностных лиц и владельцев должника, которые довели свою компанию до банкротства, существует в российском законодательстве давно. В п. 3 ст. 56 ГК РФ закреплено, что кредиторы компании вправе предъявить руководителю или владельцу требования по долгам компании, если ее собственного имущества недостаточно для их удовлетворения. Конечно, в том случае, если они были вправе давать обязательные для должника указание или имели возможность иным образом определять его действия.

Цитируем закон:
П. 3 ст. 56 ГК РФ: "Если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам."

Кроме Гражданского кодекса, аналогичные нормы были записаны и в других нормативных актах, например, в прежней редакции п. 4 ст. 10 Федерального закона
от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве)».

Между тем, на практике данная норма практически не работала: в суде крайне сложно было доказать причинную связь между действиями (бездействием) руководителя (владельца) компании и банкротством организации.  Не меньшую проблему представляла и квалификация конкретного лица в качестве субъекта ответственности. Также на практике очень сложно было доказать, что данное лицо имело право давать обязательные указания и определять действия должника.

В поправках законодатель попытался учесть эти недостатки и ввел в статью 2 Закона о банкротстве определение контролирующих лиц и пример возможности «иным образом определять действия должника» - принуждение руководителя или членов органов управления должника либо оказание определяющего влияния (в том числе, и неформальное) на руководителя или членов органов управления должника иным способом. Скорее всего, данное разъяснение – сигнал к более активному привлечению к ответственности конечного выгодоприобретателя или собственника бизнеса, который оказывал влияние на должника. Понятно, что такие лица и несут основную ответственность за банкротство и имеют наибольшие ресурсы для пополнения конкурсной массы.

В частности, теперь контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии. Теперь если в ходе ликвидации любого юридического лица, оно стало отвечать признакам неплатежеспособности или признакам недостаточности имущества, ликвидационная комиссия обязана обратиться в арбитражный суд о признании организации банкротом в течение десяти дней с момента выявления указанных признаков. При нарушении такой обязанности лица (в данном случае члены ликвидационной комиссии) могут быть привлечены к субсидиарной ответственности.

Конечно, перечень, который приводит законодатель, нельзя назвать исчерпывающим, и, к сожалению, вводя в юридическую практику термин «контролирующее лицо» законодатель не связал его с уже имеющимися понятиями «аффилированное лицо» и «группа лиц». Более того, данный список имеет и неточности. К примеру, для признания акционера контролирующим, законодатель предлагает считать количество акций, которым он может распоряжаться, хотя на практике определяющим является другой показатель - совокупное количество голосов, имеющиеся  акционер имеет в силу своего участия в обществе или в соответствии с полномочиями, полученными от других лиц. Все это может осложнить применение данной нормы.

Цитируем закон:
Ст.2 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)": "Вред, причиненный имущественным правам кредиторов, - уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества"

Причинение имущественного вреда правам кредитора

Принципиальным дополнением в закон о банкротстве является изменение условий наступления субсидиарной ответственности. Теперь к такой ответственности могут быть привлечены не только лица, доведшие компанию до банкротства, но и те, кто причинил имущественный вред кредиторам. Под имущественным вредом законодатель понимает уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику. А также и «иные» последствия совершенных должником сделок или иных значимых сделок, которые привели  к полной или частичной утрате возможностей кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества (ст. 2 Закона о банкротстве). То есть вред не обязательно связан с совершением должником неравноценных сделок, и причинением убытков непосредственно в результате совершенных действий.  Тем более, что согласно п. 3 ст. 61.4 Закона о банкротстве возможны ситуации, когда сделка совершена должником на рыночных, равноценных условиях, однако влечет причинение вреда имущественным правам кредиторов

Цитируем закон:
Ст.2 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)": "Вред, причиненный имущественным правам кредиторов, - уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества"

Между тем, приведенная в законе формулировка имущественного вреда  на практике может быть истолкована по-разному.

С одной стороны, не всякое уменьшение имущества должника в настоящее время приведет к нехватке конкурсной массы в будущем. Поэтому представителям кредитора доказывая в суде нанесенный имущественный вред придется обосновывать причинную связь между уменьшением стоимости или размера имущества должника и последующей нехваткой конкурсной массы.

С другой стороны, при написании нормативного акта законодатель использовал причастие  «приводящие», а не «приведшие». Из этой фразы можно сделать вывод, что законодатель подразумевает под имущественным вредом любой ущерб, причиненный имуществу должника. Иными словами, независимо от причинно-следственной связи между действиями руководством компании и ее банкротством, к ответственности можно привлечь любое контролирующее лицо, вне зависимости он степени его вины.

Претензии к  руководителю

Особое внимание при разработке поправок в Закон о банкростве законодатель уделил ответственности руководителя банкрота. Теперь п. 5. ст. 10. Закона о банкростве устанавливает жесткие основания для его привлечения к субсидиарной ответственности. Согласно поправкам, руководителя можно привлечь к ответственности, если он не сохранил отчетность компании-банкрота. Даже если речь идет об одном утерянном или испорченном документе.

Конечно, это не означает, что данной нормой пресечены все случаи умышленной «утери» документации. Во-первых, чтобы избежать ответственности, руководителю банкрота будет достаточно доказать, что он сделал все возможное для сохранности документов, и  они погибли в результате форс-мажора. Во-вторых, даже если вина руководителя будет доказана, суд вправе уменьшить его ответственность в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

Однако такая норма однозначно стимулирует руководителей более внимательно относиться к сохранности документов. 

Цитируем закон:
п. 5 ст. 10 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
"Руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена."

Оспаривание подозрительных сделок должника

Если ранее оспаривание и признание сделок недействительными регулировалось только нормами, изложенными в главе 9 Гражданского кодекса РФ, то с 2009 года нормы по оспариванию сделки в рамках дел о банкротстве стали напрямую регулироваться Законом о банкротстве, где появилась новая гл. III.1 «Оспаривание сделок должника».

До принятия поправок, в рамках процедуры банкротства можно было оспорить следующие категории сделок:

-  совершенные должником с заинтересованным лицом, если в результате исполнения
этой сделки кредиторам или должнику могли или могут быть причинены убытки;
- с преимущественным удовлетворением требований отдельных кредиторов;
- направленные на преимущественное удовлетворение требований участников юридического лица, связанных с выходом из состава участников.

В новую главу вошли общие положения о признании сделки недействительной, о последствиях признания ее таковой, о подозрительных сделках, о сделках, которые могут повлечь предпочтение одному из кредиторов перед другими, об оспаривании сделок в отношении правопреемников, а также об особенностях рассмотрения заявлений по оспариванию сделки должника. Таким образом, изменения значительно расширяет круг допустимых к оспариванию юридических действий.

Пожалуй, самым значимым изменением стало положение о том, что могут быть признаны недействительными сделки с неравноценным предоставлением должнику, совершенные в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом и после принятия такого заявления. В этом случае кредитору необходимо только доказать, что условия сделки существенно отклонялись от рыночных. Ранее действовавшее законодательство, в том числе близкие по смыслу ст. 178, 179 ГК РФ, при отнесении сделок к категории оспоримых сделок с неравноценным предоставлением практически всегда дополнительно требовало доказательств  недобросовестности в поведении контрагента. Более того, закон прямо защищал сторону, которая воспользовалась экономическим просчетом другой стороны, не позволял оспаривать сделки, заключенные в результате такого просчета (ст. 178 ГК РФ).

Цитируем закон:
п. 1. ст. 61.2. Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
"Сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств."

Сделки, совершенные должником в целях причинения вреда могут быть признаны недействительными, если кредитор сможет доказать два факта: факт причинения вреда и
то, что другая сторона сделки знала о такой цели к моменту ее совершения. Иными словами, законодатель поставил это условие в зависимости от субъективных критериев.

Цитируем закон:

п. 2. ст. 61.2. Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
"Сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника."

При этом в законе прямо указано, что если контрагент  являлся заинтересованным лицом, то суды должны исходить из того, что он заведомо знал о противоправной цели заключения сделок, а сама сделка заключается с целью причинения вреда имущественным интересам кредиторов. Иными словами для представителя кредитора доказывание сводится только к обоснованию, что сделка причинила вред имущественным интересам кредиторов.

То есть представителю заемщика необходимо сопоставить стоимость реально существующей конкурсной массы и ее прогнозируемый размер, исходя из того,  какой она могла бы быть, если бы спорная сделка не была совершена.

Резюмируя, остается высказать сожаление, что относя к категории подозрительных сделок сделки с существенным имуществом, законодатель вновь предлагает в качестве критерия существенности использовать балансовую стоимость имущества.  В итоге из состава подозрительных будут исключены сделки с имуществом, балансовая стоимость которого невелика, но имеет ключевое значение для производства либо высокую рыночную стоимость.

* Информация актуальна на момент публикации

28 Декабря 2009
"