Особенности договорных отношений со стратегическими консультантами

назад

В юридической среде есть расхожая шутка о том, что договор – гениальное изобретение человечества: в нем стороны излагают те обстоятельства, по которым они не доверяют друг другу. Но как говорится, в любой шутке есть доля правды.
Касаясь вопроса оказания услуг стратегических консультантов, нужно учесть следующее обстоятельство.
Смешанный правовой характер этих услуг ставит каждого из контрагентов в особое положение. Это позволяет сторонам делать определенные шаги вправо или влево от общих условий, предписанных законом, в части касающейся договоров о возмездном оказании услуг.
Следовательно, стоит помнить, что любое действие имеет свои следы, свои последствия. Поэтому, чтобы минимизировать возможные негативные последствия для заказчика, необходимо, в первую очередь, озаботиться детальным определением круга прав и обязанностей сторон в таких договорах.
Обезопасив себя, контрагент по сути делает аналогичную работу и в интересах своего оппонента в договоре.

Договор и договор…

Договор оказания консалтинговых услуг относится к смешанным договорам. В нем присутствуют элементы договора подряда (гл. 37 ГК РФ), договора возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ), договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (гл. 38 ГК РФ).
В договоре на оказание консалтинговых услуг желательно определить следующие условия:
• предмет договора;
• обязанности сторон;
• сроки и порядок предоставления услуги;
• ответственность сторон;
• порядок расчетов;
• срок действия договора.
По договору оказания консалтинговых услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
Договор оказания консалтинговых услуг должен заключаться в письменной форме, в противном случае доказывать факт заключения сделки и оказания услуг будет лежать исключительно на заказчике.
При этом если отсутствует письменное соглашение, не всегда возможно положительное разрешение спора между консультантом и заказчиком в случае возникновения трений.
Сторонам необходимо четко определить весь перечень услуг, входящих в предмет договора.
В договоре желательно указывать, в какой форме будут предоставляться услуги, например, будут ли это устные консультации или письменные заключения, письменные отчеты.
Услуга считается оказанной в момент потребления ее заказчиком. Им считается момент получения заказчиком отчета в установленной договором форме, касающийся определенного комплекса услуг, либо иной момент, с наступлением которого потребность заказчика в определенной услуге будет удовлетворена.

Сроки и разумность

Сроки и порядок предоставления услуги определяется договором. В случае отсутствия в договоре данных о сроке услуга оказывается в разумный срок. Правда стоит обратить внимание на то, что понимается в законе под разумным сроком.
В гражданском законодательстве России достаточно часто прямо говорится о разумном пределе одной из характеристик определенного действия.
Лицо может быть обязано совершать то или иное действие в обусловленные разумностью сроки, нести разумные расходы, устанавливать разумные цены и т.д.
Анализ ГК РФ свидетельствует о том, что требование разумности применено именно к конкретным действиям: продаже товара по разумной цене (ст. 524), разумному сроку исполнения обязательств (ст. 314) и т.д.
Эти и подобные им нормы содержат указание на два элемента:
1) определенный - право или обязанность совершать конкретное действие;
2) неопределенный - срок, расходы, цена и т.д.
Разумный предел устанавливается для количественной характеристики второго, неопределенного элемента, который может быть назван линейным параметром действия.
Таким образом, требование разумности в большинстве случаев его использования в ГК РФ возлагает на субъекта обязанность выбора разумной величины одного из линейных параметров (характеристик) в целом достаточно определенного действия.
Принципы свободы договора и автономии воли в аспекте применения их к сроку исполнения обязательства не могут не привести к возникновению вопроса о пределах свободы в установлении срока исполнения обязательства.
Насколько большим или малым этот срок может быть установлен сторонами?
Есть ли здесь какие-либо пределы или свобода усмотрения сторон безгранична?
На первый взгляд, с учетом сказанного, напрашивается положительный ответ на этот вопрос: стороны абсолютно свободны в установлении своих прав и обязанностей. И следовательно по соглашению сторон они могут определить сколь угодно малый, равно как и сколь угодно большой срок исполнения обязательства.
Российское гражданское право исходит из того, что в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства (абз. 1 п. 2 ст. 314 ГК РФ).
При этом из абз. 2 этого же пункта следует, что обязательство, не исполненное в разумный срок, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении. Оговоримся, при условии если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.
Такое правовое регулирование может привести к мысли о наличии здесь некоторого внутреннего противоречия.
С одной стороны, установлено, что обязательство должно быть исполнено в разумный срок, с другой - указывается, что должник обязан исполнить его по истечении семидневного срока после предъявления требования кредитора, если оно не было исполнено в разумный срок.
В связи с этим обоснованно поставить вопрос: когда же все-таки срок исполнения считается наступившим - после истечения разумного срока или после истечения упомянутых семи дней?
Вопрос этот более чем важный, ибо от правильного ответа на него зависит верное определение весьма существенных последствий: начало просрочки и применение соответствующей ответственности, начало течения срока исковой давности и др.
Поскольку общая норма о сроке исполнения обязательства должна быть одинаково пригодна для применения к любому обязательству, она должна подходить и к регламентации исполнения простейшего обязательства: совершить однократное действие.
Совершить однократное действие можно лишь в строго определенное время или промежуток времени.
Таким образом, представляется совершенно немыслимым, чтобы должник был обязан исполнить обязательство одновременно в два различных не совпадающих во времени момента:
1. по истечении разумного срока
2. и после истечения указанного семидневного срока.
Можно исходить из того, что совокупность предписаний п. 2 ст. 314 ГК РФ приводит к тому, что обязательства с неопределенным сроком считаются просроченными лишь после предъявления кредиторами своих требований. Тогда следовало бы в силу причин, указанных ранее, ограничить во времени возможность предъявления кредиторами этих требований определенным сроком.
В противном случае возможны ситуации, при которых после истечения разумного срока исполнения должник, не исполнивший это обязательство в данный срок, получал бы от кредитора требование через весьма значительный промежуток времени (через пять, десять и более лет).
Теоретически такое положение вещей могло бы привести к существованию вечного обязательства.
Между тем для бессрочных обязательств срок исполнения обязательства действительно увязывался с моментом предъявления требования. И просрочку полагали необходимым считать с этого же момента, добавляя к нему все же нужное должнику время для производства исполнения - это представляет собой ничто иное как льготный срок.
Если исходить из того, что должник считается просрочившим с момента истечения разумного срока, предоставление ему семидневного льготного срока после предъявления кредитором требования не имеет под собой достаточно оснований. Обоснование - исправление должником своего нарушения в течение этих семи дней влечет для него возможность исключить из общей просрочки лишь эти семь дней.
Кроме того, подобный подход в известной степени непоследователен. Коль скоро должник уже находится в просрочке, каковы правовые основания получения им по существу в качестве своеобразной "премии" семидневного срока? Тем более, что единственным законодательным основанием этого служит требование кредитора об исполнении обязательства, адресованное неисправному должнику?
Можно обнаружить и третий подход к разрешению этой проблемы.
М.И. Брагинский указывает, что этот так называемый льготный срок начинает исчисляться со дня окончания разумного срока.
В результате для обязательств без указания срока исполнения последний определялся бы по формуле: разумный срок в сумме с семидневным сроком, после чего должник оказывается в просрочке.
Однако уязвимость этого толкования заключается в том, что закон связывает начало течения указанного семидневного срока с требованием кредитора, а не с моментом истечения разумного срока.

А есть ли нужда и смысл в льготном сроке?
 
Сравнение некоторых современных иностранных подходов с отечественным регулированием может привести к следующему предположению. Появление льготного срока в требовании кредитора по обязательствам, которые должны исполняться в разумный срок, должно было сопрягаться с правом кредитора на отказ от договора, однако в силу каких-то причин эта связь оказалась утраченной.
Двухэтапность установления срока исполнения обязательств для случаев, когда он не определен иным допустимым образом, позволяет разрешить одну существенную проблему, которая могла бы возникнуть на практике.
Если бы в законе не было указания на исполнение обязательства в разумный срок, должник, готовый произвести исполнение, вынужден был бы дожидаться предъявления требования кредитором, отказ которого принять исполнение порождал бы известную неопределенность.
Существующее регулирование позволяет должнику освободиться от обязательства его исполнением, при условии, что разумный срок истек.
Однако нельзя не заметить, что для разрешения только этой гипотетической проблемы законодателю не было необходимости указывать, что обязательство должно быть исполнено в разумный срок.
Следовало бы установить, что должник вправе исполнить обязательство в разумный срок, даже если кредитор не заявил требования о его исполнении.
При определении соотношения между указанными двумя сроками - разумным и льготным - необходимо учитывать принципиальное их различие. Разумный срок по общему правилу установлен в интересах кредитора, а льготный - в интересах должника.
Это означает, что подсчет просрочки исполнения ведется только по истечении льготного срока, но исполнить обязательство должник вправе в любой день этого срока. А кредитор обязан принять исполнение, переданное в течение указанного срока, под страхом впасть в просрочку.
Из гражданского законодательства России можно установить существование как бы двух видов разумного срока, различающихся наличием или отсутствием добавления в виде льготного семидневного срока.
Этот вывод делается из анализа норм части второй Гражданского кодекса РФ.
В отдельных положениях последней при определении срока законодатель в одних случаях помещает отсылку к ст. 314 ГК РФ (п. 1 ст. 457), а в других без отсылки к ст. 314 указывается на необходимость исполнения в разумный срок (п. 2 ст. 668).
Эта юридическая техника и служит основанием существования двух видов определимых сроков исполнения:
1. разумного срока совместно с льготным
2. и разумного срока без льготного срока.
С юридико-технической точки зрения достаточно затруднительно что-либо противопоставить приведенным аргументам.
Однако с точки зрения существа хозяйственных отношений, остаются не вполне ясными мотивы, которыми руководствовался законодатель, предоставляя должнику в одном случае льготный срок, а в другом - лишая его этого срока.
В приведенных примерах речь идет о передаче вещей в одной ситуации по договору купли-продажи (льготный срок наличествует), в другой - по договору финансовой аренды (льготный срок отсутствует).
Таким образом, в вопросе об определении разумного срока исполнения обязательств, при условии соглашения сторон об этих сроках, сторона договора обязана действовать в пределах установленного срока.
Требованием разумности "подпираются снизу" все действия, которые должны осуществляться в интересах юридического лица.
Следовательно понятие "разумность" тесно связано с категориями "добросовестность" и "злоупотребление субъективными правами". Отсюда вполне закономерен вывод о том, что при заключении договора на оказание консалтинговых услуг необходимо тщательно оговорить раздел о сроках исполнения заказа.

Права равны обязанностям? Или все же - пропорциональны?
 
Порядок расчетов по договору оказания консалтинговых услуг устанавливается соглашением сторон, также договором может быть предусмотрена ответственность за просрочку оплаты.
При подготовке договора оказания консалтинговых услуг особое внимание следует уделить разделу "Права и обязанности сторон".
Консультант обязан оказать услугу, соответствующую условиям договора, лично (ст. 780 ГК РФ).
Договором может быть предусмотрена возможность привлечения консультантом третьих лиц. Консультант вправе самостоятельно определять формы и методы оказания услуги, исходя из требований законодательства Российской Федерации, внутренних правил организации, а также условий договора.
Консультант обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить оказание услуги при обнаружении:
• непригодности предоставленной заказчиком документации, переданной и необходимой для оказания услуги;
• иных не зависящих от консультанта обстоятельств, которые грозят качеству выполняемой услуги либо создают невозможность ее завершения в срок.
Консультант обязан обеспечивать сохранность документов, получаемых и составляемых в ходе оказания услуг.
Главной обязанностью заказчика является оплата услуг по договору в сроки и в порядке, предусмотренные договором.
Заказчик обязан предоставить консультанту бухгалтерскую, финансово-банковскую документацию и отчетность, иную информацию, необходимую для оказания услуг в полном объеме и в сроки, обеспечивающие план работы консультанта.
Права и обязанности сторон по данному договору устанавливаются соглашением сторон и в основном зависят от вида услуги.
Например, договором может быть предусмотрена обязанность консультанта не разглашать сведения о заказчике, его деятельности, партнерах и клиентах. А также – обязанность об информировании заказчика по его устному требованию о ходе и объеме выполнения работ, производимых исполнителем.
В случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено договором оказания консалтинговых услуг.
Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности). Исключение - кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.
Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.
Позволим себе также напомнить и еще один важный момент: отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 1 и 2 ст. 401 ГК РФ).
Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника.
Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника. Основание - если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (ст. 404 ГК РФ).
Существуют случаи, когда невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает. В данной ситуации заказчик возмещает исполнителю фактически понесенные им расходы, если иное не предусмотрено договором оказания консалтинговых услуг.

9 Ноября 2009
"