Обзор судебной практики: о мерах противодействия незаконным финансовым операциям.

Назад
08.07.2020 года Президиумом Верховного суда Российской Федерации утвержден обзор, посвященный вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям.

Указанные разъяснения, на наш взгляд, являются очень актуальными, поскольку в условиях экономического кризиса в Российской Федерации, недобросовестные участники гражданского правового оборота все чаще пытаются использовать механизм принятия судебных решений в целях легализации доходов, полученных незаконным путем (в нарушение валютного, налогового и таможенного законодательства, положений Закона № 115-ФЗ), в том числе в целях вывода денег за рубеж, как легального основания для перечисления значительной суммы денежных средств.

В связи с вышеизложенным, юристы Tenzor Consulting Group, считают необходимым выделить наиболее значимые моменты, приведенные в Обзоре:

  • В случае, если обстоятельства дела свидетельствуют о наличии признаков легализации доходов, полученных незаконным путем, нарушении валютного, налогового и таможенного законодательства, положений Закона № 115-ФЗ, суды вправе привлекать к участию в деле органы прокуратуры, налоговые и таможенные органы, а также Росфинмониторинг.
  • Суд вправе отказать в выдаче судебного приказа в случае, если представленные заявителем доказательства, подтверждающие наличие задолженности, вызывают сомнения в их достоверности, что не лишает заявителя права предъявить данное требование в порядке искового производства.
  • Орган прокуратуры, уполномоченный орган (территориальное подразделение Росфинмониторинга), налоговый или таможенный орган вправе обратиться в суд с заявлением о пересмотре решения (определения, постановления) суда, судебного приказа по вновь открывшимся обстоятельствам, если эти обстоятельства указывают на нарушение участниками процесса законодательства в сфере противодействия легализации доходов, полученных незаконным путем, не были известны на момент рассмотрения спора и могут повлиять на исход дела;
  • Суд вправе отказать в утверждении мирового соглашения, не принять признание иска ответчиком и иные результаты примирения сторон, если имеются основания полагать, что лица, участвующие в деле, намерены совершить незаконную финансовую операцию при действительном отсутствии спора о праве между ними. В случае возникновения у суда сомнений в реальности правоотношений между сторонами, он может запросить у сторон документы, которые позволили бы устранить сомнения в действительном исполнении договора.
  • При обнаружении судом в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки экономического преступления, суд сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия, в том числе направляет копию соответствующего частного определения.
  • Суд, установив, что действия (сделки) участников оборота вызывают сомнения в том, не связаны ли они с намерением совершения незаконных финансовых операций, определяет круг обстоятельств, позволяющих устранить указанные сомнения, в частности, имеющих значение для оценки действительности сделок, и предлагает участвующим в деле лицам дать необходимые объяснения по этим обстоятельствам и представить доказательства. В случае их не представления суд вправе прийти к выводу о ничтожности соответствующих сделок как нарушающих публичные интересы и применить последствия недействительности сделок.
  • Суд отказывает в удовлетворении требований, основанных на мнимой (совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия) и притворной (совершенная с целью прикрыть другие сделки, в том числе сделки на иных условиях) сделке, совершенной в целях придания правомерного вида передаче денежных средств или иного имущества.
  • Верховный суд указал, что существенная часть рассматриваемых судами споров, в которых выявляются элементы легализации (отмывания) доходов, полученных незаконным путем, вытекает из долговых обязательств, а также из оборота векселей. В связи с этим должно быть обращено на факты, свидетельствующие о безденежности займов, отсутствие долговых обязательств, в подтверждение которых выданы векселя, заключение притворных договоров займа, прикрывающих перечисление денежных средств в иных целях. Необходимо учитывать, что указание в одностороннем порядке плательщиком в платежном поручении договора займа в качестве основания платежа само по себе не является безусловным и исключительным доказательством факта заключения сторонами соглашения о займе и подлежит оценке в совокупности с иными обстоятельствами дела, к которым могут быть отнесены предшествующие и последующие взаимоотношения сторон, в частности, их взаимная переписка, переговоры, товарный и денежный оборот, наличие или отсутствие иных договорных либо внедоговорных обязательств, совершение ответчиком действий, подтверждающих наличие именно заемных обязательств и т.п.
  • Верховный суд указал, что реальность существования обязательств по сделке не исключает право суда отказать в удовлетворении требований, основанных на этой сделке, если целью ее совершения являлся обход запретов и ограничений, установленных законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма; законодательством о банках и банковской деятельности; валютным законодательством и т.п.   В качестве примера указана следующая ситуация: иностранная компания обратилась в арбитражный суд с иском к российскому банку о взыскании задолженности по банковской гарантии в размере 5 миллионов евро. Судом было установлено, что спорная гарантия выдана в условиях наличия у банка признаков недостаточности имущества (неустойчивого финансового положения), о чем было известно иностранной компании, выступающей бенефициаром по гарантии, поскольку она контролируется лицом, входившим в высший орган управления банком. При этом денежные средства, поступившие по договору займа от истца на счет иностранной компании – заемщика, впоследствии были переведены на личные счета менеджмента банка и связанных с ними лиц, открытые в различных кредитных организациях. В такой ситуации предъявление иностранной компанией иска о взыскании соответствующей суммы по банковской гарантии направлено на вывод активов банка его бывшими менеджерами за пределы РФ в условиях неблагоприятного финансового положения банка, в обход банковских правил и процедур контроля, предусмотренных Законом № 115-ФЗ, что в соответствии с пунктом 4 статьи 1, пунктом 3 статьи 10, пунктом 2 статьи 168 Гражданского кодекса влечет недействительность банковской гарантии и отказ в удовлетворении требований, предъявленных в суд для достижения указанных противоправных целей
  • Очень часто компании пытаются вывести деньги за рубеж с помощью решений иностранных судов, в том числе решений иностранных третейских судов, связи, с чем Верховный суд указал, о необходимости отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда (иностранного арбитражного решения), в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если действительной целью обращения в суд являлось создание видимости гражданско-правового спора и получение формального основания для перечисления денежных средств, в том числе из Российской Федерации в иностранные юрисдикции.
10 Июля 2020
"