О введении моратория на банкротство.

Назад
Обновленная редакция законопроекта, предусматривающая возможность введения моратория на банкротство в отношении определенных групп лиц, к третьему чтению выглядит уже более проработанной, с более точными формулировками и новыми положениями.

Так, законопроект предусматривает возможность продления срока моратория (предыдущая версия устанавливала пресекательный срок в 6 месяцев), однако, представляется, что пресекательность сроков должна присутствовать, будь то указание на конкретный срок или отсылка к событию, например, окончание чрезвычайной ситуации. То есть определять продлевать действие моратория или нет будет Правительство РФ.

При этом существенное изменение курса рубля осталось в качестве условия, которое может послужить введением моратория на банкротство. Вместе с тем, по-прежнему отсутствуют критерии определения существенности (изменения курса). В случае же если указанное обстоятельство останется и попадет в Закон о банкротстве, то весьма любопытно, изменится ли судебная практика, которая на сегодняшний момент не считает изменение курса рубля существенным условием для изменения договоров в одностороннем порядке.

Стала понятна ранее неопределенная судьба публикуемого в ЕФРСБ сообщения о намерении обратиться в суд с заявлением о банкротстве – оно утрачивает силу и по завершении моратория необходимо публиковаться заново. В редакции к первому чтению указанный вопрос не был урегулирован.

Безусловно, плюсом по сравнению с предыдущей редакцией является норма, предусматривающая, что на время действия моратория вводится запрет на реализацию заложенного имущества и приостановление исполнительного производства со всеми вытекающими.

Однако важно отметить, что в редакции ко второму чтению формулировка предлагаемой нормы была более корректной, поскольку предусматривала приостановление всех исполнительных производств и мер принудительного исполнения. К третьему чтению последствие в виде приостановления исполнительного производства распространили только в отношении требований имущественного характера, а также добавили оговорку, что не снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства.

Таким образом для предпринимателей введение указанной нормы приравнивается к ее отсутствию. Одно из важнейших последствий введения наблюдения – снятие арестов с денежных средств на расчетных счетах, не будет работать. А ведь порой должнику выгоднее ввести процедуру наблюдения, «обнулиться» временно по старым обязательствам, обеспечивая только текущие, накопить денежные средства и погасить старую реестровую задолженность.

К третьему чтению не осталось нормы, устанавливающей необходимость приостановления производства по делу, если к моменту введения моратория никакая процедура банкротства еще не введена, но производство уже возбуждено. Представляется, что те дела, которые уже возбуждены, будут рассматриваться в общем порядке. А в случае, если не возбуждено, то судьба заявления такая же, как если бы оно поступило во время действия моратория – возвращение заявителю.

Также не дошло до третьего чтения и положение, предусматривающее заключение мирового соглашения в одностороннем порядке по ходатайству должника, введение которого явно противоречило бы основам как гражданского законодательства, так и законодательства о несостоятельности.

Следует отметить, что существует большой риск того, что, оказывая помощь должникам, включенным в специальный мораторный перечень, параллельно создаются предпосылки для банкротства кредиторов этих мораторных должников, которые не попали в этот перечень.
2 Апреля 2020
"