Комментарий Андрея Пушкина к проекту ФЗ "Об арбитраже..."

Назад

08 мая 2015 года в Государственную Думу Российской Федерации был внесен на рассмотрение проект федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации».

 Как следует из пояснительной записки к законопроекту, данный документ разработан в целях устранения выявленных на практике пробелов и недостатков правового регулирования в области третейского разбирательства, а также повышения уровня востребованности института арбитража (третейского разбирательства) в Российской Федерации.

Для этого авторы предлагают заменить действующий Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» от 24.07.2002 года № 102-ФЗ новым федеральным законом, который кардинальным образом «ломает» ранее введенные основы третейского разбирательства.В частности, предусматривается разделение функций постоянно действующих в настоящее время третейских судов на два блока, реализуемых разными «структурами»: 1) функции, связанные с делопроизводством, организацией и обеспечением деятельности арбитров (третейских судей),  – исполнение возлагается на постоянно действующее арбитражное учреждение; 2) функции, связанные непосредственно с принятием решения по существу спора, -  исполнение возлагается на третейский суд (арбитра или коллегию арбитров). Законопроект содержит нормы, позволяющие образовывать постоянно действующие арбитражные учреждения только в качестве структурного подразделения некоммерческих организаций.

Разработчики фактически предлагают ввести «двойной» государственный контроль за деятельностью постоянно действующих арбитражных учреждений посредством выдачи Правительством РФ разрешений некоммерческим организациям на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения и наделения государственных судов (компетентных судов) полномочиями по содействию и принятию решений по отдельным спорным вопросам, касающимся третейского разбирательства.

На наш взгляд, принятие закона подобного рода действительно необходимо. Его актуальность подтверждается тем, что, несмотря на относительно небольшой период существования «института третейского разбирательства» в России, широкая практика его применения (в последние годы особенно) позволила выявить, ряд существенных недостатков:

1) простой механизм образования третейских судов и отсутствие жестких требований к квалификации и профессионализму кандидатов  в третейские судьи нередко являются причиной принятия необоснованных и немотивированных решений;

2) часто на практике третейские суды, образованные при коммерческой организации («карманные суды»), выносят не всегда независимые и беспристрастные решения и т.д.  

Правовой анализ представленного законопроекта позволяет отметить следующие его особенности. В законопроекте содержатся бланкетные нормы, наделяющие: а) Правительство РФ правом самостоятельно определить порядок выдачи разрешения некоммерческим организациям на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (ч. 4 ст. 44 законопроекта) и порядок  депонирования правил постоянно действующего арбитражного учреждения (ч. 9 ст. 44 законопроекта); б) уполномоченный федеральный орган исполнительной власти правом определить и утвердить порядок направления этому органу уведомления от постоянно действующего арбитражного учреждения об опубликовании депонированных правил арбитража и о завершении формирования  его органов (ч. 8 ст. 44 законопроекта).

В данный документ включен ряд норм, которые могут навредить, по нашему мнению, деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения. В частности, введение обязательной процедуры содействия компетентных судов в решении отдельных вопросов третейского разбирательства (избрание (назначение) арбитра, отвод и прекращение полномочий арбитра и т.д.) может способствовать значительному увеличению сроков третейского разбирательства и увеличению нагрузки на государственные суды. В свою очередь, данные обстоятельства, могут повлечь снижение уровня востребованности постоянно действующих арбитражных учреждений. Кроме того, данное правило фактически лишает постоянно действующие арбитражные учреждения самостоятельности в принятии решений по отдельным вопросам.

Установление в законопроекте ограничения в виде образования постоянно действующих арбитражных учреждений только на «базе» некоммерческой организации может негативно повлиять на деятельность постоянно действующих арбитражных учреждений, создаваемых в небольших городах. В частности, наличие небольшого оборота рассматриваемых дел не позволит содержать некоммерческую организацию только за счет третейских сборов.

Представленный законопроект требует качественной доработки, поскольку содержит ряд спорных, противоречивых норм, а также неосвещенных вопросов. Отдельные из них изложены ниже в таблице.  

Номер статьи (части статьи) Норма законопроекта Комментарий
абз.10 ст.2

«Учреждение – правопредшественник – постоянно действующее арбитражное учреждение, которое создано до вступления в силу настоящего Федерального закона, по отношению к которому в соответствии с настоящим Федеральным законом создается учреждение – правопреемник для целей администрирования арбитража».

В настоящее время в силу норм Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» от 24.07.2002 года № 102-ФЗ (далее – Закон о третейских судах) в Российской Федерации действуют либо постоянно действующие третейские суды либо третейские суды, образованные сторонами для решения конкретного спораСоздание каких-либо «постоянно действующих арбитражных учреждений» законодательством РФ не предусмотрено.  

Кроме того, в данном случае представляется затруднительным применение аналогии закона (права) к отношениям, связанным с деятельностью постоянно действующих третейских судов, и отношениям, связанным с деятельностью постоянно действующих арбитражных учреждений, как они определены в законопроекте, поскольку названные институты  права значительно отличаются по своей сути друг от друга. В частности:

1) Постоянно действующие третейские суды могут образовываться на базе как коммерческихтак и некоммерческих организаций (ст. 3 Закона о третейских судах).  

Исходя же из смысла ч. 1 ст. 44 законопроекта постоянно действующие арбитражные учреждения создаются только при некоммерческих организациях.

2) Постоянно действующие третейские суды осуществляют в полном объеме функции, касающиеся третейского разбирательства, в том числе функции делопроизводства, отвода и избрания (назначения) третейских судей, принимают решения по существу спора и т.д.

Как следует из абз.абз. 4, 12 ст. 2 законопроекта постоянно действующие арбитражные учреждения не обладают полномочиями по принятию решений по существу спора.

3) Для осуществления деятельности постоянно действующего третейского суда достаточно уведомления компетентного суда,осуществляющего судебную власть на той территории, где расположен постоянно действующий третейский суд с приложением копий документов, свидетельствующих об его образовании, в соответствии с п. 3 ст. 3 Закона о третейских судах.

Постоянно действующее арбитражное учреждение может приступить к выполнению своих функций при условии получения некоммерческой организацией, при которой оно создано, разрешения Правительства РФна осуществление таких функций.

По нашему мнению, норма требует серьезной доработки, а наличие вышеуказанной неопределенности существенно осложнит ее применение на практике.   

ч.3 ст.7

«Положение, предусмотренное частью 2 настоящей статьи, считается соблюденным, если арбитражное соглашение заключено, в том числе путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, включая электронные документы, передаваемые по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору».

Использование формулировки «исходит от стороны по договору» является не совсем точным, поскольку в ч. 1 этой статьи законопроекта разработчики предлагают заключать арбитражное соглашение, в отношении споров, возникающих «в связи с каким-либо конкретным правоотношением,независимо от того, носило такое правоотношение договорный характер или нет».

Поэтому, на наш взгляд, слова «стороны по договору» целесообразно заменить словами «конкретной стороны правоотношения».

ст.9

«Обращение стороны в суд до или во время арбитража с просьбой о принятии мер по обеспечению искаи вынесение судом постановленияо принятии таких мер не являются несовместимыми с арбитражным соглашением».

Согласно ч. 1 ст. 15 АПК РФ «Арбитражный суд принимает судебные акты в форме решения, постановления, определения».

Часть 5 ст. 93 АПК РФ гласит, что рассмотрение заявления об обеспечении иска заканчивается вынесением арбитражным судомопределения либо об обеспечении иска, либо об отказе в обеспечении иска.

В соответствии со ст. 141 ГПК РФ в результате рассмотрения заявления об обеспечения иска судья или суд выносит  соответствующееопределение.

Учитывая вышеизложенное, следует, что по окончанию рассмотрения заявления об обеспечении иска государственные суды выносят судебный акт в форме определения. Поэтому использование авторами законопроекта слова «постановления» представляется не совсем корректным.

По нашему мнению, слово «постановления» следует заменить словом «определения» либо словами «судебного акта».

ч.5 ст.44

«Решение о выдаче некоммерческой организации, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение, разрешения на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения или об отказе в выдаче такого разрешения принимается по результатам анализа выполнения следующих требований:

2) наличие у постоянно действующего арбитражного учреждения рекомендованногосписка арбитров,соответствующего требованиям настоящего Федерального закона;

4) деятельность постоянно действующего арбитражного учреждения будет способствовать более широкому применению в Российской Федерации арбитража, укреплению законности, становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию этике делового оборота;

5) наличие у арбитров, давших согласие на включение в рекомендованный список арбитров постоянно действующего арбитражного учреждения, высокого профессионального авторитета в юридическом обществе;

6) наличие репутации у некоммерческой организации, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение, масштаба  и (или) характера деятельности некоммерческой организации с учетом состава ее учредителей (участников), позволяющих обеспечить высокий уровень организации деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения, в том числе в части финансового обеспечения его создания и деятельности соответствующего учреждения».

Из содержания подпункта 2 данной нормы следует, что разработчики предусмотрели в законопроекте конкретные требования, которым должен соответствовать рекомендованный список арбитров постоянно действующего арбитражного учреждения. Однако, анализ законопроекта в целом позволяет сделать вывод о том, что такие требования отсутствуют.В законопроекте представлены требования, которым должны соответствовать арбитры, но не рекомендованный список арбитров.Авторами не определены ни его содержание (состав персональных данных арбитров, используемых в списке; сведения о юридической деятельности арбитров; орган (лицо), утверждающий(-ее) этот список и т.д.),ни его форма.

Требования, перечисленные в подп. подп. 4 - 6 ч. 5 рассматриваемой статьи, носят оценочный характер. При этом в законопроекте не названы критерии и обстоятельства, которые могут подтверждать те или иные факты (документы и иные материалы) и которыми необходимо руководствоваться при определении соблюдения (несоблюдения) постоянно действующим арбитражным учреждением этих требований для выдачи (отказе в выдаче) разрешения некоммерческой организации на осуществление соответствующих функций.

На наш взгляд, перечисленные недоработки являются существенными, а их устранение позволит избежать «формальных» отказов в выдаче разрешения некоммерческой организации на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

Принимая во внимание, что разработчики предлагают наделить Правительство РФ полномочиями по определению только порядка выдачи такого разрешения (ч. 4          ст. 44 законопроекта) представляется разумным устранить вышеуказанные недостатки непосредственно в законопроекте.

Помимо указанного, хотелось бы отдельно отметить, что требование, изложенное в подп. 5 названной статьи, фактически вряд ли позволит дать объективную оценку эффективности и профессионализма предстоящей деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения по следующим причинам: 1) рекомендованный список арбитров, составленный на момент подачи некоммерческой организацией документов для получения разрешения Правительства РФ на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, при которой оно создано, может меняться и значительно отличаться от рекомендованного списка арбитров, действующего на момент непосредственного осуществления деятельности постоянно действующим арбитражным учреждением; 2) законопроект не предусматривает никакого механизма контроля изменений состава в рекомендованном списке арбитров постоянно действующего арбитражного учреждения.

ч.8 ст.44

«Постоянно действующее арбитражное учреждение может осуществлять деятельность по администрированию арбитража при условии получения разрешения на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (за исключением случаев, установленных настоящим Федеральным законом) после получения уполномоченным федеральным органом исполнительной властиписьменного уведомления от постоянно действующего арбитражного учреждения об опубликовании депонированных правил арбитража и о завершении формирования ее органов в соответствии с документами, представленными для получения разрешения, указанного в части 4 настоящей статьи. Порядок направления такого уведомления утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Более поздний срок начала осуществления деятельности по администрированию арбитража может быть установлен решением некоммерческой организации, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение».

Из смысла данной нормы и основ гражданского права (ст.ст. 190, 191 ГК РФ) следует, что днем начала деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения, если им не установлен более поздний срок,считается день, следующий за днем получения уполномоченным федеральным органом исполнительной власти письменного уведомления от постоянно действующего арбитражного учреждения об опубликовании депонированных правил арбитража и о завершении формирования его органов.

Вместе с тем, ч. 1 ст. 45 законопроекта названа иная дата начала деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения: «…постоянно действующее арбитражное учреждение вправе осуществлять свою деятельность с даты получения некоммерческой организацией, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение, разрешения, предусмотренного частью 1 статьи 44 настоящего Федерального закона…».

Представленное противоречие норм свидетельствует об отсутствии в законопроекте определенности относительно: 1) момента начала деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения; 2) действий, которые требуется совершить в обязательном порядке для приобретения постоянно действующим арбитражным учреждением «правоспособности» (получение разрешения Правительства РФ; направление уведомления уполномоченному федеральному органу исполнительной власти).

Наличие такого несоответствия в законопроекте может служить основанием возникновения споров, связанных,  в том числе с компетентностью постоянно действующего арбитражного учреждения и третейского суда.

По нашему мнению, необходимо устранить  указанное противоречие, и более четко определить последовательность совершения действий некоммерческой организацией или постоянно действующим арбитражным учреждением для приобретения последним «правоспособности».  

ч.9 Ст.44

«После выдачи разрешения на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения допускается администрирование споров с его стороны только в соответствии с правилами постоянно действующего арбитражного учреждения, которые были представлены в рамках процедуры получения разрешения на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения идепонированы в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти.Допускается внесение изменений в правила постоянно действующего арбитражного учреждения и принятие дополнительных правил постоянно действующего арбитражного учреждения с обязательным депонированием измененных либо дополнительных правил постоянно действующего арбитражного учреждения в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти».

В законопроекте употребляются такие выражения, как: «правила депонированы в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти», «депонирование правил постоянно действующего арбитражного учреждения». Однако, разработчики не определили, что же подразумевают данные понятияДействующее гражданское законодательство РФ также не содержит таких определений.

На наш взгляд, отсутствие единого понятия может вызвать неоднозначное толкование и применение норм закона.

Учитывая вышеизложенное, а также, принимая во внимание, что ч. 9 ст. 44 законопроекта авторы наделили Правительство РФ полномочиями установить порядок депонирования правил постоянно действующего арбитражного учреждения, предлагаем дополнить ст. 2 законопроекта определением «депонирование правил постоянно действующего арбитражного учреждения».  

Хотелось бы также акцентировать внимание на предлагаемой разработчиками в данной статье возможности внесения изменений в правила постоянно действующего арбитражного учреждения и принятия дополнительных правил. Рассматриваемая норма и законопроект в целом не позволяют установить, будет ли проводится в отношении изменений в правила постоянно действующего арбитражного учреждения или в отношении принятых дополнительных правил проверка их соответствия требованиям законопроекта, как это предусмотрено в отношении «первоначальных» правил постоянно действующего арбитражного учреждения, рассматриваемых при получении разрешения Правительства на осуществление соответствующих функций (подп. 1 ч. 5 ст. 44 законопроекта). Представляется, что наличие подобного неравнозначного подхода к контролю за содержанием правил постоянно действующего арбитражного учреждения при его образовании и при осуществлении непосредственной деятельности может фактически снизить эффективность требования, предусмотренного подп. 1 ч.5 ст. 44 законопроекта. 

20 Мая 2015