"Юганскнефтегаз" пошел по рукам

Назад

Вчера президент РФ Владимир Путин назвал «вполне нормальным» тот факт, что «Роснефть» купила ООО «Байкалфинансгруп», ставшее в воскресенье победителем аукциона по «Юганскнефтегазу». «По сути, «Роснефть», 100-процентная государственная компания, приобрела известный актив – «Юганскнефтегаз», – заявил он. – На мой взгляд, все сделано абсолютно рыночными способами». Владимир Путин сослался на опыт 90-х годов, когда в России был период первоначального накопления капитала. «Все мы прекрасно знаем, как у нас происходила приватизация в начале 90-х годов и как, используя различные уловки, в том числе нарушая тогда действующее законодательство, многие участники рынка получали многомиллиардную государственную собственность. Сегодня государство, используя абсолютно легальные рыночные механизмы, обеспечивает свои интересы».

Интерес государства ранее обозначил глава Федерального агентства по энергетике Сергей Оганесян (в прошлом вице-президент «Роснефти»), заявив, что 20% нефтедобычи должно находиться под контролем государства. Теперь цель достигнута. При этом юристы отмечают, что перспектив у исков ЮКОСа против «Роснефти» гораздо меньше, чем если бы они подавались против «Газпрома». Стоит также отметить, что после постановки под госконтроль основного актива ЮКОСа власти могут прекратить преследование компании и пойти ей на встречу и реструктуризировать или списать часть налоговых долгов. По крайней мере вчера на фондовом рынке появился именно такой слух.

Весь вчерашний день котировки акций ЮКОСа росли с бешеной скоростью. К 14.00 стоимость бумаг компании на РТС подскочила более чем на 60%, на ММВБ рост составил примерно 45%. Стоимость ADR ЮКОСа на Лондонской фондовой бирже выросла к 13.00 мск на 67%, а на Франкфуртской фондовой бирже – на 66%. «Ходит слух, что последняя челобитная ЮКОСа о реструктуризации налоговой задолженности принята правительством к рассмотрению.

Есть шанс, что не будут продавать остальное имущество компании, а ограничатся «Юганскнефтегазом», – сказал «НГ» начальник аналитического отдела «БрокерКредитСервис» Максим Шеин. Впрочем, судьба ЮКОСа, очевидно, решается не в Белом доме. То, что в итоге активы ЮКОСа достались «Роснефти», а также поразительная осведомленность президента о деталях аукциона (ни министр природных ресурсов Юрий Трутнев, ни глава Минэкономразвития Герман Греф не были осведомлены о покупателях «Юганска») служат косвенным подтверждением версии некоторых наблюдателей о том, что покупка «Юганска», возможно, осуществлена при деятельном участии руководства «Роснефти», председателем совета директоров которой в этом году стал замглавы администрации президента Игорь Сечин.

При этом о том, что вариант покупки «Юганскнефтегаза» именно «Роснефтью» был просчитан уже давно, может свидетельствовать тот факт, что в марте 2004 года «Роснефть» избавилась от последних зарубежных активов в Алжире и Колумбии и теперь все ее производство находится в России. Это делает ее практически недосягаемой для американского суда. Во вторник же появилась первая информация об участии «Роснефти» в покупке «Юганскнефтегаза». В Нефтеюганск, где располагается «Юганскнефтегаз», прибыла делегация из 20 топ-менеджеров «Роснефть-Пурнефтегаза». «Совершенно понятно, что они прилетели в Нефтеюганск знакомиться с предприятием, а не для посещения известного развлекательного центра «Империя», – заявил Интерфаксу источник в администрации Нефтеюганска.

В то же время покупка «Роснефтью» «Байкалфинансгруп» делает абсурдным аукцион по «Юганскнефтегазу». Напомним, в нем принимали участие две компании – «Байкалфинансгруп» и «Газпромнефть», которую представлял вице-президент «Роснефти» Николай Борисенко. Несмотря на то что «Газпром» незадолго до аукциона продал «Газпромнефть» «неаффилированным структурам», факт остается фактом – будущий владелец «Юганскнефтегаза» был известен заранее и фактически торговался сам с собой, а аукцион был не более чем фикцией. Однако, несмотря на все угрозы адвокатов ЮКОСа взыскать с «Роснефти» ущерб в размере 20 млрд. долл., по мнению экспертов, это представляется весьма проблематичным.

«По российскому праву мерами, направленными на обеспечение иска, может быть арест денежных средств или иного имущества должника, – пояснил «НГ» руководитель юридической практики Консалтинговой группы "Тензор" Рыбаков Сергей Анатольевич. – При этом в состав имущества входят все активы, принадлежащие организации, в том числе сырье, готовая продукция и т.д. Близкие по содержанию нормы имеются и в американском праве, так что в принципе арест на нефть или иную продукцию «Роснефти» наложен быть может. Однако в случае принятия американским судом таких запретительных мер возникает серьезная проблема исполнения такого судебного акта в России – практика показывает, что исполнение решений международных арбитражных институтов и иностранных судов занимает длительное время и сталкивается с многочисленными препонами».

Покупка «Роснефтью» «Юганска» ставит под вопрос объединение компании Сергея Богданчикова с «Газпромом». Хотя «Газпром» продолжает заявлять, что не отказывается от планов слияния с государственной нефтяной компанией. Правда, теперь их придется существенно менять – очевидно, что с «Юганскнефтегазом» «Роснефть» будет стоить как минимум вдвое дороже, чем сейчас. Впрочем, некоторые аналитики считают, что переоценка компаний может и не потребоваться. «Поскольку правительство планировало завершить слияние «Газпром»–«Роснефть» к концу года, «Газпром» может профинансировать покупку «Юганскнефтегаза», – полагают эксперты МДМ-банка.

Возможно, нефтяная и газовая государственные компании создадут общую «дочку», которая станет новой российской нефтяной монополией. Юристы считают, что это существенно затруднит попытки ЮКОСа добиться возмещения ущерба в американском суде. «Возникает длинная цепочка слияний и присоединений, которую можно квалифицировать как группу взаимосвязанных сделок, – считает Сергей Рыбаков. – Однако взаимосвязь данных сделок не влечет сама по себе их недействительности, если при их совершении были соблюдены все нормы законодательства. Перспектива судебного требования акционеров ЮКОСа о возмещении убытков, причиненных данными сделками, представляется весьма проблемной, так как в данном случае нужно будет доказывать, что вся серия сделок осуществлялась с единственной целью нанести ущерб акционерам и именно эти недобросовестные действия стали непосредственной причиной данного ущерба. Иначе говоря, убытки должны быть в прямой причинно-следственной связи с совершением сделок по присоединению. Кроме того, необходимо будет доказать размер и состав данных убытков, что также представляется достаточно сложным». К тому же новая «дочка» «Газпрома» и «Роснефти», в которую войдет «Юганскнефтегаз», также не будет иметь активов за рубежом, поэтому иски ЮКОСа о возмещении ущерба практически не имеют перспективы.

8 Ноября 2005
"